?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Лаборатория Фантастики Previous Previous
Ленивый кот
Не буди, можешь пожалеть

Погадать на пирожках
Фишки для блогов от Fotovivo
2 comments or Leave a comment
Владимир Строчков

* * *

На краешке стола, на просеке души
печальная светла стоит в твоей глуши.
На краешке души, в тени наверняка
еще стоит кувшин парного далека,
еще стоят весы для взвешиванья дней,
их надо завести, но это все больней.

И есть у них сестра, она страшней всего –
молчащая тетрадь бессловья твоего.
И все ее чисты – один беззвучный крик,
бессильной пустоты голодный черновик.
И к ней не прикоснись, такая это боль –
беспомощность страниц, не тронутых тобой.
Ты в ней не властен был, текли в ночи века.

Ты душу пригубил от края далека.
И так пилось легко... Но губы отреклись,
свернулось далеко, на дне осела близь.
Отплакав за сестру и высветясь дотла,
скончалась поутру печальная светла.
И свесив длинный день, склоняются весы
к тому, что твой удел на крестике висит
и говорит: – За что оставил ты меня?..

Крестообразный стол, и с краю нет огня.
И в этот час само внезапно, как чума,
пришло к тебе письмо – а ты не ждал письма.
Из города-чумы пришёл конверт простой,
послание Фомы с вложением перстов.
И тронувшись в уме от берега с трудом,
отпишешь ты Фоме в пылающий Содом:

–Ты пишешь, Бога нет, а только диамат,
а у меня сонет сочится, как стигмат.
Ты пишешь, не верь, мол, все это чушь и проч.,
но кто же «невермор» мне каркает всю ночь,
и светится сама от ужаса стопа...
Ступай-ка ты, Фома, по камушкам ступай,
а я уж по воде пойду – или ко дну,
и коль двум бедам быть, я не приму одну.

18.08.1988, Уютное.

Tags:
Current Location: За компьютером, где же ещё
Current Mood: философическое
Current Music: Какая музыка под стихи?? Стихи и есть музыка!

Leave a comment
Владимир Строчков

Склоны

Ты выходишь на склон. Истончается день. Тени ищут длину.
Оседая в глазах, истекая теплом, солнце глохнет в пыли.
Ты выходишь один, за тобой – только тень в неотвязном плену.
Ты выходишь на склон, и на склоне стоят ковыли.

Ты увидел ее, эту странную жизнь, ты стоишь, замерев:
Словно духи земли отыскали ходы в каменистой коре
и выходят, струясь, обретая длину и ловя ее след,
как слепые огни на незрячих свечах, лижут свет.

Вспоминая на вкус, вспоминая на слух, вспоминая на цвет
и стелясь на ветру, они гладят его своей узкой рукой,
осязая размер, ощущая тепло, обоняя букет,
умеряя печаль, утишая тоску, обретая покой.

И скользит по лучу серебристый лучок, травянистый смычок,
и вдевается звук, и снуется мотив, и сплетается песнь.
Ты услышишь ее, если ляжешь на склон, если ляжешь ничком
и забудешь о том, что на свете еще что-то есть.

Это странная песнь: удлиненный мотив, исчезающий звук.
Она гладит лицо, она лижет глаза и касается рук,
расширяет печаль, будоражит тоску, отнимает покой
и по сердцу скребет волокнистой своею рукой.

Эта песня уже не отпустит души, не покинет ума;
и осядет в крови, что тебе ковыли, колыхаясь, поют:
Ты на склоне стоишь, склоне дня или склоне холма,
или жизни своей. Ты на склоне стоишь. На краю.

Current Location: дома
Current Mood: философическое
Current Music: птички чирикают

Leave a comment
Оригинал взят у u_96 в Понедельничный позитив...
Leave a comment
Оригинал взят у kon28 в Смотреть обязательно!!!!
По наводке vad

Угорел. Офигенно и крышесносно. Must see!!


:-))

Tags:

Leave a comment
Оригинал взят у strochkov в Blut und Boden.
Псалом 136

Николаю Байтову

Псалом 136
[Давида.]
При реках Вавилона, там сидели мы и плакали,
когда вспоминали о Сионе;
на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы.
Там пленившие нас требовали от нас слов песней,
и притеснители наши - веселья: "пропойте нам из песней Сионских".
Как нам петь песнь Господню на земле чужой?
Если я забуду тебя, Иерусалим, - забудь меня десница моя;
прилипни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя,
если не поставлю Иерусалима во главе веселия моего.
Припомни, Господи, сынам Едомовым день Иерусалима,
когда они говорили: "разрушайте, разрушайте до основания его".
Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе
за то, что ты сделала нам!
Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!


На этот день, так уж вышло, упал вторник
и там остыл, но не думай, что он умер.
Вода в родник за ночь вникла, засунь пробник
за отворот слóва жидкость, прочти номер.

Возьми псалтирь, требник и прочти номер,
потри, понюхай, чем пахнет, как глохнет
в каббале чисел голосов немой зуммер,
и как число 136 сохнет.

Не говори: в этих цифрах нема смысла:
вода нема, а в целых числах – след ритма,
мотив псалмов, стертый смысл их почти смылся,
но голоса еще бьются в числе скрытно.

Пожуй на слух, не глотая, “При реках…”:
раз – Вавилон, два – евреи, натри цифры
и сразу сплюнь горький привкус, порыв ветра;
четыре – плач, висят арфы, опять цитры.

Прилип язык в сухой гортани, шесть целых,
а ну-ка, песню нам пропой на семь-восемь.
Да лучше с цитры кожу снять живьем с цедрой.
Во рту циан, в душе Сион, в глазах осень,

а тут на вербах вроде виселиц плахи,
зной, стынут жилы невербальных орудий.
Веселый ветер знай несет напев плача
в Ерусалим, стонут жилы, молчат люди,

гудит хамсин в этих жилах, как день гнева.
Забудь, десница, и меня, и знак жеста,
но как принять на веру справа налево,
что смерть младенцев обещает блаженство;

как расплескать о камни брызгами мозга
из головы их нерожденные смыслы
и где граница, что нельзя, и как можно,
чтобы при реках камень кровью умылся.

Ответь на пять, сделай милость, найди смелость,
не бей на жалость, но найди, где ошибка,
как раздробить эту малость, ее целость,
из родничков на злобу дня разлить жидкость.

Найди мотив, сложи в уме, высунь проблеск
за отворот вторых, десятых и сотых.
В остаток выпадет отврат чисел дробных.
Осадок мал, но страшен низостью сорта.

А в роднике стоит вода, бежит лежа,
как кровь по венам, а не в реках и лужах.
Но как понять, чтó есть грех и что ложно.
За воротник словом жидкость протек ужас.

Воткни тройник, пластырь и почти номер
прочти в упор, как он набухнет, как ахнет
в капкане чисел голос, звук, что в нем замер,
и чем число 136 пахнет,
и как младенцев кровь натеками стынет,
и смыслы каплями дрожат в камнях строчек.

И будет день, среда и пища в пустыне
для синих мух и скарабеев, и прочих.

А следом выпадет четверг из мух белых,
укроет реки, арфы, камни и вербы,
и скорбный перечень разбитых числ целых,
оставив кровь, родник, номер греха веры.

18.09, 03.10.02, Уютное.

Tags: , ,

Leave a comment
Оригинал взят у cegob в Сергею Жарковскому
кто-то играет в солдатики кто-то в куклы
третьим всего на свете милее буквы
вечером терпеливо дождавшись мига
прячешь под одеяло фонарь и книгу
ватный над головой тебе свод небесный
тянется млечный путь как фата невесты
вдоль по тому пути далеко-далёко
движутся серебристые звездолёты
ищут миры иные миры чужие
вот бы нашли вернулись остались живы

кто-то захочет власти а кто-то славы
золото одному другому твёрдые сплавы
третий на них не смотрит остался нищим
мы мол люди простые слово простое ищем
в точку точное слово простая глина
выводящая к риману от евклида
нет никаких табу никакого вето
выше скорости звука скорости света
с ним на губах и пристало нам кануть в нети
здесь на этой земле на чужой планете

zharkovsky, с днём рожденья!

Хорошо сказано! Присоединяюсь!
Leave a comment
Leave a comment
Созерцаем и успокаиваем нервную систему.


Если нажимать мышкой на аквариуму, то голодные рыбки будут следовать за вами.




Если нажимать мышкой на аквариуму, то голодные рыбки будут следовать за вами.

101 comments or Leave a comment
Поздравляю Прекраснейшего писателя и замечательного поэта bakluzhino с днём рождения! Я уважаю человека и люблю писателя - чего ещё от читателя ждать :-)) (а, да, книжки - покупаю).

Tags:
Current Location: Russian Federation, Дзержинск
Current Mood: хорошее
Current Music: Олег Медведев - Алые крылья

Leave a comment